Иконы и фрески

Воздвижение Креста
Около 1717. Россия
Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
Ссылки
Поделиться:
Главная
Богословие
Проповеди
Иеродиакон Серафим (Чуркин)

Воздвижение – дар Бога

Давайте и мы сквозь время и пространство вольемся в собрание соучастников этого Всемирного торжества Церкви и, преломляя видимое в невидимое, с благодарением вкусим той словесной пищи, что подает Своим ученикам единственный их Наставник и Учитель Христос. Для этого нам не требуется фантазировать и наших священнослужителей представлять себе святителем Макарием или царицей Еленой. Потому что и святитель, и царица, совершавшие воздвижение Честного Древа в IV веке, являли собою абсолютно то же, что и наши батюшки в XXI веке — видимое отображение невидимого к нам Божиего обращения.

Наш священник, в составленной специально для этого дня службе («чин Воздвижения»), стоит на возвышении посреди храма, окруженный прихожанами, и от самых ступней своих ног воздвигает изображение Креста Господня, поднимая его как можно выше. И так на все четыре стороны. Хор поет стократное «Господи, помилуй», а диакон возглашает сугубую ектенью.

По сути, то же самое совершалось и в первое Торжество Воздвижения, как пишет архимандрит Иоанн: «Святитель Макарий с царицей Еленой, встав на возвышении, воздвизали Честной Крест елико возможно высоко на все четыре стороны, чтобы все могли поклониться ему. Народ же, объятый благоговейным трепетом, восклицал во множестве: "Господи! Помилуй!"»

Вполне возможно, что святитель и царица руководствовались желанием показать Честное Древо как можно большему числу народа и оттого стали его поднимать как можно высоко. Возможно, от волнения или еще по каким причинам, они не догадались, что для того, чтобы все присутствующие посмотрели и поклонились Кресту, гораздо благоразумнее организовать очередь. Поставили бы вокруг Креста отряд воинов и пропустили бы поодиночке всю эту несметную толпу. Каждый бы подошел и поклонился и приложился. Как у нас, когда привезли с Афона мощи великомученика Пантелеимона.

Святитель и царица воздвигали Крест, чтобы все его видели и забыли про очередь для лучшего рассматривания Креста только лишь потому, что Господу Промыслителю угодно было сделать так, чтобы совершилось Креста Воздвижение, чтобы все не просто увидели Крест Господень, а именно Крест, поднимающийся к Небу над народом. Чтобы живая картина Креста, возносящегося от земли, из массы человеческой, возносящегося и поворачивающегося на все четыре стороны, запечатлелась как видимое слово Божие, как притча, в коей заложено «сокровенное от создания мира».

И Церковь восприняла эту картину. Картина эта стала основным символом земной Церкви Христовой. Собрание верных, над коими высится Крест Христов, воплотилось в лавры, соборы, храмы, церкви, даже видом своим напоминающие момент Воздвижения. Праздник Воздвижения Креста Господня дарован человечеству Самим Господом Богом. 300 лет Церковь Христова гонима, причем гонения нарастают по своей лютости.

Император Диоклетиан издает закон, по которому Богослужения запрещались; христиане лишались должностей и гражданских прав; духовенство объявлялось политическими преступниками. (Это вам никакие иные времена не напоминает)?  А с 304 года все христиане поголовно осуждались на пытки и мучения. Во Фригии целый город был окружен войсками и сожжен. Когда вся верховная власть Римской империи, императоры, цари и соправители в своем идолопоклонстве распалялись стереть христиан с лица земли, один из царей оказался воспитанным своею матерью в уважении к христианской религии. Это был царь Константин, правитель Британии и Галлии.

И вот начинаются чудеса. Римские граждане пишут письмо царю Константину в Британию с просьбой прийти и избавить их от своего царя Максентия, который не только преследует христиан, но грабит и своих язычников. Константин пишет письмо Максентию, где дружески увещевает его не буйствовать, отчего Максентий еще больше свирепеет и замышляет расправиться с самим Константином. Константину ничего не остается, как собирать войско. Видя, что свое войско не велико, Константин решил как следует помолиться Богу. И когда он молился, а время было уже к закату, вдруг увидел на небе изображение креста, сиявшее ярче солнца, и надпись: «Сим побеждай». Знамение это увидели все воины.

А поскольку для римлян крест был орудием убийства, то решили, что знак этот не к добру и, видимо, ждет их всех погибель. Воины приуныли. Да и царь Константин был в великом смущении. Однако ночью ему снится сон. Является пред ним Сам Христос Господь, показывает то же самое знамение, что царь видел днем, и говорит: «Сделай подобие сего знамения и носи его пред полками; и тогда победишь не только Максентия, но и всех врагов твоих». Царь Константин проснулся, рассказал сон своим приближенным. Решили так и сделать. Крест отковали из золота. Все войны сделали изображения крестов на шлемах, на щитах и на всем оружии. Разгром Максентия был сокрушительный. Когда он убегал по мосту через Тибр, мост не выдержал и рухнул, похоронив в реке и Максентия, и его воинов.

Казалось бы, одного такого откровенного Божиего помощничества было бы достаточно. Но Господь знает, сколь туга и неподатлива слову Божию душа человеческая. Да и не о духовном преуспеянии царя Константина мы ведем речь. Мы говорим о делах Божиих. Господь чуть ли не перед каждой битвой показывает царю Константину огненный Крест на солнце, все с той же надписью «Сим побеждай» и сокрушает мечами воинов царя Константина всех врагов, всех гонителей христианства, пока наконец не поставляет Константина императором Римской империи. Зачем? А затем, что если бы идея отыскать Честное Древо пришла к царю Константину до становления его властителем всей империи, то это было бы просто неосуществимо.

Иерусалим в составе Восточной провинции находился в ведении Максимиана Галерия, фанатика язычества, ярого гонителя христиан. А это означало, что царицу Елену, как христианку, мать ненавистного Константина, просто не пустили бы на порог Иерусалима. Теперь же она прибыла в Иерусалим хозяйкой и делала все, что ей было угодно. И тоже ничего бы не достигла без Божией помощи. Потому что к ее приезду Господь сохранил для нее в живых «старого еврея по имени Иуда, который сообщил, что Крест зарыт там, где стоит капище Венеры».

Самое явное, что нам пока открывается, — это реальный исторический факт. В Римской империи 300 лет лежит Крест Христов закопанным в земле. В придачу еще над ним стоит и капище (храм) Венеры. Что в это время происходит? В Римской империи режут, жгут, грабят, убивают христиан. Жить им на земле не дают. И вдруг в Иерусалиме совершается Воздвижение Креста Господня. Что в мире происходит? В той самой империи перестали гнать и убивать христиан. Они теперь свободные граждане. А христианство скоро стало государственной религией.

Факт этот, нам кажется, раскрывает одну закономерность. Когда Крест Господень лежит закопанным в земле, князь мира сего усердно закапывает в землю, уничтожает физически Христово Тело, Церковь. «Причем тут Крест? — скажет наш критик. — Здесь обыкновенная идеологическая борьба. Когда в старую устоявшуюся идеологию вторгается новая, да еще враждебная, то, несомненно, ее представителям приходится туго. В устоявшееся государственное язычество вторглось христианство — конечно, христианам пришлось страдать. И эта идеологическая война к закопанному в землю Кресту никакого отношения не имеет».

Мы бы тоже так думали, если бы другая империя не проверила эту закономерность. Когда в Российскую империю вторглось безбожие, как только кресты стали падать с церквей и затаптываться в землю, то вместе с крестами стали уничтожаться представители Православия, члены Тела Христова. Церковь Христову физически не уничтожить. Это Божественная истина: «Врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18).

Как в советское гонение христиан, Российская земля рождала членов Тела Христова без всяких, казалось бы, на то условий, так и во времена Римской империи, чем дольше продолжалось гонение христиан, тем сильнее становилась Церковь Христова, тем более крепло и росло Тело Христово. Разве не показательно то, что у самого гонителя Диоклетиана и дочь, и жена были христианки; св. великомученик Георгий Победоносец — из богатых и знатных христиан; св. великомученица Евфимия — дочь сенатора; св. великомученица Екатерина — из царского рода; св. мироточец Димитрий — градоначальник Солуни; св. целитель Пантелеимон — врач при царском дворе.

В 313 году уже издан св. Константином Миланский эдикт о веротерпимости, через десять лет действие эдикта распространено на все страны, подвластные Риму. Еще два года — и созван Первый Вселенский Собор в Никее. Какие светочи Церкви были его участниками! Святитель Николай Чудотворец, святитель Спиридон Тримифунтский, святитель Афанасий Великий. 318 отцов обсуждают насущные проблемы Церкви. И только на следующий год, когда уже Церковь победно шествует по земле, находят в Иерусалиме Крестное Древо и совершается Воздвижение.

«А что это мы взялись обсуждать вопрос о Божиих целях Воздвижения? Похоже, вопрос-то праздный, так, для болтовни. Нашли Крест Христов — и слава Богу. Нашли и воздвигли. Какие тут могут быть еще подоплеки? Нашли бы раньше — воздвигли бы раньше. Нашли бы позже — воздвигли бы позже. Все прекрасно! Главное, что теперь все христиане». Правда, на Соборе святитель Николай Чудотворец, человек по натуре очень добрый, можно сказать, душевный, хотя и строгий, бил пресвитера Ария, бил прямо по лицу; скандал устроил такой, что его вывели из зала прямо на улицу и даже сана лишили. Это в самом начале свободного, победного всехристианского шествия по земле.

А сказать откровенно, ведь и собрались-то святые отцы на Собор не от радости победного шествия, а от тревожного осознания большой беды, надвигавшейся на Церковь Христову. Святые чувствовали, видели, что наступает война, новая, страшная. Враг, отложив до времени мечи и копья, сбросил с себя языческого образца шлемы и кольчуги, обрядился в христианина и торжественно шествует в общем строю. Он уже и пресвитер в первых рядах, он уже и епископ впереди всех, учит, наставляет, указывает как идти, куда поворачивать. А там уже за поворотом — пропасть.

Прошло время предупреждения Христова: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10, 28). Наступило время бояться более того, кто может заманить и душу, и тело в геенну. Христос открыл, в чем выражается сие губительство. Всякий, «кто отречется от Меня Сына Божия пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10, 33). Почему святитель Николай Чудотворец так непочтительно отнесся к своему церковному сослужителю Арию? Да потому, что этот, облаченный в ризы пастыря Христова, глашатай сатаны решил убедить Церковь Христову отречься от Христа. Он предлагал признать Христа просто человеком и прекратить исповедовать Его Сыном Божиим.

Казалось бы, учение Ария — просто болезненный бред. Собор предал Ария анафеме и лишил его общения с Церковью. А чтобы впредь и в голову никому не приходила подобная чушь, Собор сформулировал и утвердил семь членов Символа Веры. Так что про Ария можно было бы и забыть — он не первый еретик и не последний. Да оказалось все не так просто. У Ария нашлись сторонники, единомышленники, поклонники, приверженцы, покровители, и такие активные, и в таком количестве, что в Церкви возникло особое, апостольскому православному исповеданию враждебное общество ариан, «лицемерно прикрывающихся христианством и ведущих с ним борьбу» во всей широте этого понятия.

Так, например, активный обличитель арианской ереси «святитель Афанасий Великий, Александрийский патриарх, за 47 лет управления Церковью несколько раз изгонялся из Александрии и скрывался от ариан в пустынных местах, так как они многократно покушались убить святителя. Святитель Афанасий провел в изгнаниях более 20 лет, то возвращаясь к своей пастве, то вновь подвергаясь ссылке. Был момент (вы только вдумайтесь!), когда все епископы Церкви Христовой были арианами, и только святитель Афанасий оставался единственным православным епископом».

Было и такое, например, когда «в Северной Африке правитель Генерих при пособничестве арианских епископов воздвиг жестокое гонение на православных. Когда верующие (православные. — Ред.) христиане собрались в одном из храмов и тайно совершали Божественную литургию, солдаты ворвались в церковь. Часть молившихся бежала, а 300 человек были обезглавлены. Из 62 священников двоих сожгли, остальным отрезали языки. Но чудодейственной силой Божией они продолжали проповедовать и опровергать арианское лжеучение».

Таково начало освободившегося от языческой тирании христианства. После трехсот лет гонения Церкви враг не дал ей и вздохнуть, как тут же схватил ее за горло и рванул по телу своими ядовитыми когтями. Здоровая целостность Христова Тела, когда христианин при виде христианина был счастлив, потому что встречал брата, осталась в истории. От Христова Тела стали отпадать ариане, манихеи, мелетиане, монофизиты, монофелиты и так далее. До сегодняшнего дня продолжается то, что всякого любопытствующего так и подмывает спросить: «А отчего вы, христиане, в отличие от иудеев и исламистов, так между собою разделены? И вообще, странная какая-то у вас религия. Какие-то вы язычники наизнанку. У тех была одна вера и с полсотни богов, а у вас один Бог и тысяча вер».

Что ему ответишь? Христова Церковь — воинствующая; и трудно так нам оттого, что мы ближе, чем иудеи и исламисты, к Богу, — на нас все силы злобы поднебесной навалились. И между прочим, у нас среди множества Церквей есть одна истинная Православная; и Церковь Православная непрестанно молится «о соединении всех».

Ведь сатана поставил Церковь перед такой дилеммой, какую человеческому уму решить не под силу. Что лучше: сохранять единство и мир, отрекаясь вместе с еретиками от Сына Божия и Духа Святого, либо изгонять братьев, только чтобы не потерять Бога? Что лучше: худой мир или хорошая война? Мы понимаем: если цель наша спастись всем человечеством, ради чего Христос и пришел, то христианин должен быть соединительным звеном человечества, а отнюдь не причиной распада, а уж тем более в своей христианской среде, но как быть соединителем, если тебя отрывают от Источника соединения, от Самого Вседержителя? Как соединить собою растерзанное всечеловеческое тело, увлекающее тебя в своем распаде от Христа, и при этом не потерять Христа? Без помощи Самого Христа невозможно.

«Но где Его помощь? Куда Он смотрел, чем занят был Наставник и Пастырь, когда сатанинские волки спокойно разгуливали средь смиренного стада Божиих овец, самоотверженно доверявших свои души этим хищникам в овечьих шкурах?» Христос в это время воздвигал Свой Крест, имя которого «Сим победиши» открыл Он войску святого царя Константина. Когда святые пастыри Церкви, осознавая, что нашествие врага не остановить без оружия, выковали щит из семи членов Символа Веры, Христос лично от Себя дарует Церкви Свое именное оружие, «которым Он адову разрушил еси силу — непобедимый обоюдный меч, он и воздушного князя бьет и бездны змия закалает», и Церковь, доныне сатаной неодолимая, в день Крестовоздвижения славословит: «Величаем Тя, Живодавче Христе, и чтим Крест Твой святый, имже нас спасл еси от работы вражия».

Воздвижением Своего Креста от земли к небу, воздвижением его на четыре стороны света Господь выразил то, что Церковь вняла и запечатлела в писаниях святых отцов. Это нечто столь драгоценное, что Церковь возносит над всеми своими символами и догматами как Божественный Символ Веры. Им-то как раз и разрешается наша всехристианская проблема (либо с миром — либо с Богом), потому что гласит Божественный Символ, что не чем иным, как только Крестом возможно сохранить нашу связь с Богом и только Крестом можно собрать распавшегося всечеловека воедино.

Что и сообщают нам святые отцы, когда называют Крест Христов «небесной лестницей; единочестным миру невидимому и видимому; древом разума, жизни, безсмертия, воздвижения падших, спасения мертвых; древом высотовеликим». И при этом, Крест — «четвероконечная сила; широта безмерная; угасает шатание народов; сохраняет державою своею; и мир весь совознесл еси, вознесыйся к Богу многожелаемый». Всеведущий Господь хранил Свое Крестное Древо до времени, когда необходимо было совершить Его Воздвижение перед лицом человечества. Невозможно оценить и осознать всю Богословесную глубину этого события. В Божием промышлении о спасении рода человеческого событие это можно сравнить лишь с воплощением Сына Божия на земле, с праздником Рождества Христова. Как Сын Божий пришел на землю на конец веков, когда растленному человечеству грозило полное уничтожение, так и Крест Свой воздвигает Господь, когда единственно живому на земле организму всечеловека, Церкви Христовой, грозит уничтожение. Так что праздник Воздвижения Креста Господня можно назвать Рождеством Православия. И как в пришествии Своем на землю Бог невидимый явил Себя во плоти видимой, так и в Воздвижении Бог невидимый явил Свою сущность в видимом Древе Честного и Животворящего Креста. Отчего св. Григорий Синаит и называет Крест Христов «знамением непостижимой Триипостасной Троицы».

  «Путь святых праздников». СПб.: Держава, 2006.

Добавить в блог

Как праздновали Воздвиженье | Богослужение | Богословие | Фотогалереи | Медиа | Поздравительные открытки! | Праздник на рабочем столе | Ссылки | Вопрос священнику | История | Иконография праздника | Монастыри и храмы | Искусство | Детская страница

© 2006—2013 Пасха.ру
Материалы сайта разрешены для детей, достигших возраста двенадцати лет Условия использования

Если вы обнаружили ошибку в тексте, сообщите нам об этом.
Выделите мышкой область текста и нажмите Ctrl+Enter.
Яндекс.Метрика